Понедельник, 31 декабря 2018 21:05 | 41 | Прокуратура разъясняет

Особенности разграничения недействительности сделок при рассмотрении споров в порядке арбитражного судопроизводства

Нередко участники гражданско-правовых отношений, в том числе субъекты предпринимательства, в ходе осуществления хозяйственной деятельности сталкиваются с необходимостью защиты прав и законных интересов в порядке арбитражного судопроизводства.

Признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации отнесено к одному из способов защиты гражданских прав.

Обращаясь в арбитражный суд с такими требованиями, либо выстраивая линию защиты, необходимо знать особенности разграничения недействительных сделок. К примеру, ничтожных от оспоримых, мнимых от притворных, недействительных в части и в целом. Это может повлиять на надлежащее и своевременное формирование заявляемых требований (возражений), правильное определение обстоятельств, подлежащих доказыванию, выработку тактики грамотного процессуального поведения при рассмотрении указанной категории споров.

Недействительности сделок посвящен параграф 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Основное отграничение оспоримых сделок от ничтожных содержится в статьях 166 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Таким образом, факт недействительности сделки по признаку оспоримости, в отличие от ничтожных, требует судебного подтверждения.

Из этого следует, что до признания недействительности оспоримой сделки судом, она вполне может существовать в рамках обязательственных правоотношений. Однако после вступления в законную силу такого судебного решения будет считаться недействительной с момента ее совершения.

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 73 Постановления Пленума от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 1 ст. 186 ГК Российской Федерации).

При обращении в арбитражный суд с исковыми заявлениями субъектам предпринимательской деятельности необходимо учитывать, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам относятся: соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в п. 3 ст. 53.1 ГК Российской Федерации; соглашение участников товарищества об ограничении или устранении ответственности, предусмотренной в ст. 75 ГК Российской Федерации; сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК Российской Федерации); мнимая или притворная сделка (ст. 170 ГК Российской Федерации); сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (п. 1 ст. 171 ГК Российской Федерации); соглашение о переводе должником своего долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора (п. 2 ст. 391 ГК Российской Федерации); заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК Российской Федерации).

Кроме того, ничтожной может быть признана сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Как указал Верховный Суд Российской Федерации, под публичными интересами следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Между тем, само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

К числу мнимых ничтожных сделок можно отнести совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК Российской Федерации). При этом, осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной.

В соответствии с п 2 ст. 170 ГК Российской Федерации в качестве притворной может быть квалифицирована сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, с иным субъектным составом. Такие сделки ничтожны.

Подводя итог, следует отметить, что вопросам надлежащей квалификации недействительности сделок необходимо уделять должное внимание. Это может предотвратить возможные негативные последствия от их совершения, своевременно осуществить защиту нарушенных прав и законных интересов субъектами хозяйственной деятельности в порядке арбитражного судопроизводства.